Православный интернет-портал «Древо крестное»

Самарский памятник

2 просмотра 12 апреля 2019, 07:47

Минувшей осенью в Самарской области появился один очень важный памятник, призванный противодействовать забвению тех трагических событий, которыми был наполнен для нашей страны ХХ век. В 2018 г. мы вспоминали столетний юбилей с начала гонений на Русскую церковь. За точку отсчета обычно берется январь 1918 года, когда был без суда и следствия зверски убит священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий. У Самарской епархии есть своя трагическая точка отсчета, и связана она с осенью 1918 года.

15 октября в Христорождественском храме села Большая Царевщина близ Самары Высокопреосвященнейшим Сергием, митрополитом Самарским и Тольяттинским была торжественно освящена памятная стела в честь священномученика Константина Сухова (память 22 октября), первого из пострадавших «даже до крови» за веру Христову на нашей земле в самом начале гонений, в 1918-м году.

Перед освящением правящий архиерей, совместно с клириками Самарской и Тольяттинской епархии, отслужил в храме торжественный молебен. В своём архипастырском слове владыка Сергий вновь подчеркнул непреходящее значение подвига Российских новомучеников ХХ-го века для нас, их потомков, для всей исторической судьбы нашей Родины.

На богослужении и освящении присутствовал правнук священномученика – Дмитрий Вадимович Сивиркин, руководитель Самарского регионального отделения Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел».

Священномученик Константин Иванович Сухов родился 7 мая 1867 года по старому стилю в семье священника Ивана Петровича Сухова в селе Жемковка Сызранского уезда тогда еще Симбирской губернии. Будущий пастырь обучался в Симбирской духовной семинарии и 18 июля 1887 года окончил полный курс богословских наук.

Вскоре его судьба оказалась навсегда связанной с Самарской епархией. По собственному прошению 17 мая 1890 года молодой священник был принят в клир Самарской епархии. С 1 февраля 1896 года отец Константин более семи лет прослужил в храме села Царевщина Самарского уезда, где снискал горячую любовь и уважение прихожан. И здесь, как до это­го в Ста­ро-Дво­рянов­ке, бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник со­сто­ял од­новре­мен­но за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем мест­ной цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы. В Ца­рев­щине он был удо­сто­ен вто­рой в его жиз­ни цер­ков­ной на­гра­ды — ску­фьи. Пер­вой бы­ло пра­во но­ше­ния на­бед­рен­ни­ка, ко­то­рым он был от­ме­чен еще в Ста­ро-Дво­ря­нов­ке. В «Летописи жизни села Царевщина» сказано: «Отец Константин Сухов был всеми любим за его простоту в обращении и веселый характер: «С малым – мал, с большим – большой», - так выражались крестьяне по его отъезде».

Мест­ный кли­мат не бла­го­во­лил се­мей­ству Су­хо­вых, не об­хо­ди­ли его и бо­лез­ни. Из мет­ри­че­ских книг церк­ви се­ла Ца­рев­щи­на из­вест­но, что 12 де­каб­ря 1896 го­да от диф­те­ри­та умер че­ты­рех­лет­ний сын свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на Су­хо­ва Ви­та­лий, а спу­стя два ме­ся­ца — дочь Ни­на. Мож­но се­бе пред­ста­вить, как бо­я­лась ма­туш­ка Со­фья Ва­си­льев­на за здо­ро­вье де­ся­ти­лет­не­го Ни­ко­лая, че­ты­рех­го­до­ва­ло­го Ва­си­лия и осо­бен­но груд­ной Ве­роч­ки. 1 де­каб­ря 1899 го­да по соб­ствен­но­му про­ше­нию о. Кон­стан­тин был пе­ре­ве­ден Ука­зом вла­ды­ки Гу­рия в се­ло Уз­мо­рье Но­во­узен­ско­го уез­да Са­мар­ской гу­бер­нии (ныне в Эн­гельс­ском рай­оне Са­ра­тов­ской об­ла­сти). Ба­тюш­ка на­де­ял­ся, что в бо­лее су­хом и здо­ро­вом кли­ма­те за­волж­ских сте­пей его се­мье не бу­дут угро­жать ин­фек­ци­он­ные за­боле­ва­ния. Од­на­ко в остав­лен­ном им при­хо­де под­ня­лось на­сто­я­щее вол­не­ние. Вско­ре це­лая де­пу­та­ция ца­рев­щин­ских кре­стьян яви­лась к вла­ды­ке Гу­рию. Пра­вя­щий ар­хи­ерей при­нял че­ло­бит­чи­ков бла­го­склон­но и, рас­смот­рев во­прос, по­нял, что отец Кон­стан­тин, снис­кав­ший та­кую лю­бовь сво­ей паст­вы, вряд ли мо­жет быть кем-то без­бо­лез­нен­но за­ме­нен, и 26 мар­та 1900 го­да под­пи­сал Указ о воз­вра­ще­нии иерея Кон­стан­ти­на на слу­же­ние об­рат­но в Ца­рев­щи­ну. Так при­хо­жа­нам се­ла уда­лось до­бить­ся воз­вра­ще­ния лю­би­мо­го ба­тюш­ки.

Отец Кон­стан­тин при­нял ре­ше­ние ар­хи­ерея со сми­ре­ни­ем, по­ни­мая, что при­зван слу­жить Бо­гу и лю­дям, невзи­рая на тя­го­ты, бо­лез­ни и лич­ное го­ре. Через че­ты­ре ме­ся­ца по­сле воз­вра­ще­ния в Ца­рев­щи­ну ма­лень­кая Ве­ра, в ко­то­рой ро­ди­те­ли на­шли уте­ше­ние по­сле по­те­ри дво­их де­тей, то­же умер­ла… Так Гос­подь го­то­вил пра­вед­ни­ка к при­я­тию му­че­ни­че­ско­го вен­ца, ве­дя его пу­тем скор­бей и сми­ре­ния.

Но не од­ни толь­ко го­ре­сти со­про­вож­да­ли жиз­нен­ный путь от­ца Кон­стан­ти­на. Ми­ло­стью Бо­жи­ей рос и укреп­лял­ся при­ход, все боль­ше сель­ских ре­бя­ти­шек по­се­ща­ли шко­лу при церк­ви, где учи­тель­ство­вал ба­тюш­ка. Вско­ре, в 1901 го­ду, ро­дил­ся сын Бо­рис. Это­му маль­чи­ку пред­сто­я­ло в 16 лет по­гиб­нуть, как бы пред­вос­хи­щая му­че­ни­че­ство от­ца. В 1902 го­ду в се­мье по­яв­ля­ет­ся еще один сын — Лео­нид, ко­то­ро­му до­ве­дет­ся вслед за от­цом стать жерт­вой бес­че­ло­веч­ной го­судар­ствен­ной си­сте­мы. Он был ре­прес­си­ро­ван и рас­стре­лян в 1937 го­ду.

Осенью 1903 года преосвященный Гурий (Буртасовский), памятуя о давнем желании отца Константина сменить место жительства и нуждаясь в укреплении клира отдаленного прихода, предложил батюшке переехать в Бугуруслан, тогда входивший в Самарскую епархию. Паства на этот раз не препятствовала, смирилась, наконец, с желанием семьи Суховых покинуть село, где она потеряла двух детей. 12 октября 1903 года вышел соответствующий Указ правящего архиерея, и отец Константин повез семью к месту своего последнего и самого высокого служения «даже до крови».

Сразу после своего назначения отец Константин стал представителем от духовенства в земском собрании Бугуруслана, а 1910 год встретил уже депутатом Бугурусланской городской думы. Как земец, он много сделал для бугурусланцев, особенно для крестьян: добился увеличения казенных расходов на нужды народного здравоохранения, способствовал значительному увеличению числа зернохранилищ.

Как пастырь, он неутомимо трудился на ниве народного просвещения: состоял заведующим и законоучителем церковно-приходской школы Спасо-Вознесенского собора, в клире которого служил, а также окрестных деревень Васильевки и Ключевки. В 1908 году он открывает в городе еще одну школу, где преподает Закон Божий.

За особое усердие в служении отец Константин был удостоен последней в своей земной жизни награды – камилавки. Его авторитет как священника, просветителя, ходатая за простой народ все возрастал. Спасо-Вознесенский собор в центре Бугуруслана был полон не только по праздникам. Опытный священник разъяснял людям и в проповедях с амвона, и с думской трибуны, чем грозят стране и народу отступничество от Православной веры и измена Всероссийскому Самодержцу.

25 февраля 1918 года – в день празднования памяти святителя Алексия, митрополита Московского и всея России чудотворца, Небесного покровителя Самарского края – настоятель Спасо-Вознесенского собора священник Константин Сухов возглавил крестный ход, который после обхода храма направился к зданию Революционного совета, где заседали большевистские начальники. Верующие таким образом ясно выразили свой протест против кощунственных и кровавых преступлений беззаконной власти. На отношение новой власти к местному священнику это не могло не повлиять.

24 мая 1918 года во время работы уездного съезда народных депутатов Сокольскому – председателю местного Совета принесли телеграмму от Валериана Куйбышева о мятеже чехословацкого корпуса. В срочном порядке сформировали коммунистический отряд, выдали оружие рабочим, стали обучать тех, кто не умел им пользоваться.

3 июня на улицах города были расклеены листовки с приказом Бугурусланского военно-революционного штаба, согласно которому Бугуруслан и деревни Александровка, Благодаровка, Михайловка объявлялись на военном положении. Был введен комендантский час, закрыты увеселительные заведения, запрещены демонстрации и митинги. Население предупреждалось о том, что выступления против Советской власти ведут к расстрелу на месте.

18 июня красногвардейские отряды вынуждены были оставить Бугуруслан. На другой день в город вошли чехословацкие части. Революционные руководители, ограбив казну, бежали из города, затаив страх перед православным народом и ненависть к их пастырю.

Поздней осенью 1918 года 23 октября, в воскресенье, передовые части 24-й «Железной» дивизии под командованием Г. Д. Гая ворвались в Бугуруслан. Начались повальные расстрелы «врагов революции». В «черные списки», конечно, попал и отец Константин Сухов. Он был взят карателями в алтаре Спасо-Вознесенского собора.

Прихожан собралась, как обычно, полная церковь. Весь народ шёл за мучителями, выводившими отца Константина на улицу, умоляя не трогать батюшку. Невзирая на мольбы, безбожники отвели священника к реке Кинель, тем путем, которым сам он всегда на праздник Крещения шёл во главе Крестного хода, и расстреляли.

Тело Христова мученика каратели бросили на месте расправы, и его забрали верующие. Снег выпал в том году необычайно рано, и когда батюшку везли на телеге, длинные волосы его ниспадали прямо на снег и казались внезапно поседевшими от изморози. Похоронили отца Константина тайно, боясь осквернения могилы. Её местнонахождение так и осталось неизвестным. Предполагается, что честные останки священномученика покоятся недалеко от Успенского храма, который по сей день действует на старом кладбище Бугуруслана.

 

Юбилейный Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, прошедший в Москве 13-16 августа 2000 года, принял решение о прославлении для общецерковного почитания в лике святых новомучеников и исповедников Российских ХХ века, «поименно известных и доныне миру не явленных, но ведомых Богу». Таким образом, мученически пострадавший от гонителей священник Константин Сухов был признан Юбилейным Освященным Архиерейским Собором священномучеником.

Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий благословил продолжать сбор материалов о самарском подвижнике. В результате появились новые свидетельства и факты, позволившие составить жизнеописание священномученика Константина Сухова. Все документы были направлены в Синодальную Комиссию по канонизации святых.

17 июля 2001 года состоялось заседание Священного Синода, на котором, в частности, со специальным докладом выступил преосвященный митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, председатель Синодальной комиссии по канонизации святых. Он представил новые материалы, касающиеся прославления новомучеников и исповедников Российских, пострадавших в различных епархиях Русской Православной Церкви. Священный Синод одобрил доклад митрополита Ювеналия и постановил включить в Собор новомучеников и исповедников Российских ХХ века имена подвижников, материалы о которых были представлены, и среди них имя нашего земляка – самарского священномученика Константина Сухова (1867-1918).

10 ноября 2004 года в Покровском кафедральном соборе г. Самары архиепископ Самарский и Сызранский Сергий отслужил Божественную литургию с Чином прославления Собора Самарских святых. Был торжественно зачитан Указ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго о прославлении Собора Самарских святых, память которого установлена 12 августа. В Собор Самарских святых вошел и священномученик Константин Сухов.